×
Оставить заявку
Заказать звонок
г. Москва, ул. Нагатинская, д.1 стр.40. На карте
15Мая 2013Национальный Банковский Журнал, май 2013

Интервью "РДТЕХ и банки - сотрудничество длиной в два десятилетия"

Виктор Сусойкин , директор по консалтингу Центра финансовых решений РДТЕХ

Сейчас трудно найти банк, который не уделял бы внимания автоматизации своих бизнес-процессов, не стремился бы к повышению качества управления данными, к облегчению процесса формирования своей отчетности. Участники рынка понимают, что все вышеперечисленное - необходимые составляющие развития бизнеса в условиях острой конкурентной борьбы. О том, как компания РДТЕХ помогает банкам решать данные проблемы, как развивалось сотрудничество между РДТЕХ и кредитными организациями на протяжении более чем 20 лет, рассказал в интервью НБЖ директор по консалтингу Центра финансовых решений РДТЕХ Виктор СУСОЙКИН.

НБЖ: Виктор, расскажите, пожалуйста, о создании РДТЕХ и о наиболее значимых, с вашей точки зрения, событиях в жизни компании.

В.Сусойкин: Компания РДТЕХ была основана группой молодых ученых Института физики высоких энергий в городе Протвино в 1992 году. Она изначально создавалась как партнер корпорации Oracle, первыми ее заказчиками были не банки, а государственные структуры, заинтересованные в автоматизации своих процессов. Хотел бы отметить, что одним из первых наших заказчиков был Центральный банк Российской Федерации - государственное управление ЦБ по Тульской области. Именно для него мы разработали и реализовали первый наш проект в банковской сфере. Затем уже среди наших заказчиков и постоянных партнеров стали появляться коммерческие финансово-кредитные организации.

НБЖ: Наверное, пожелания ваших первых заказчиков из числа банков сильно отличались от пожеланий ваших нынешних заказчиков. В каких услугах и решениях банки были заинтересованы тогда?

Поначалу пожелания заказчиков из банковского сектора носили, если так можно выразиться, чисто технологический характер. Например, ГУ ЦБ по Тульской области работало на системе RABIS. Перед нами была поставлена задача перенести эту систему с программных средств, на которых она была построена, на более современные и эффективные программные продукты Oracle. При этом изначально вопрос об изменении функционала системы не ставился, но по мере осуществления переноса у заказчика стали возникать дополнительные пожелания, касающиеся уже расширения функционала. Параллельно рос спрос со стороны банков на услуги, связанные с оптимизацией производительности баз данных, и, отвечая на этот рост, мы создали в РДТЕХ направление технического консалтинга и поддержки. Впоследствии именно это направление стало одним из самых развитых и успешных в структуре бизнеса компании.

НБЖ: Вы подчеркиваете, что первые проекты, которые заказывали банки, носили чисто технологический характер. Поясните, пожалуйста, что это означало на практике?

Я имею в виду, что мы тогда не внедряли функционал, полезный для бизнес-подразделений банков: автоматизированные банковские системы, системы по управлению отчетностью и т.д. Однако не стоит думать, что реализовывать технологические проекты, предусматривающие миграцию данных с одной платформы на другую, было легким занятием. В первые годы существования нашей банковской системы было мало специалистов, способных приехать в банк и быстро обеспечить такую миграцию, особенно если учесть, что часто переносить данные приходилось с самописных платформ, а это исключало возможность создания неких стандартных решений.

НБЖ: Назовите, пожалуйста, коммерческие банки, которые стали вашими первыми заказчиками и с которыми вы реализовывали уже не локальные, а серьезные системные проекты.

Заказы на подобные проекты стали появляться преимущественно после кризиса 1998 года. Тогда у нашей компании стали завязываться хорошие долгосрочные отношения с Банком Москвы и РОСБАНКом - финансово-кредитными организациями, которые занимали тогда и занимают сейчас топовые позиции в различных рейтингах и активно развивают розницу. Банк Москвы тоже сначала формулировал чисто технологические запросы, он был заинтересован в оптимизации производительности баз данных, в настройке резервирования данных и т.д. А позднее пошли иные заказы, предусматривающие расширение функционала.

По опыту своего сотрудничества с Банком Москвы и РОСБАНКом мы выделили для себя три возможных направления деятельности нашего Центра финансовых решений. Первое направление - решение чисто технологических задач, второе - внедрение АБС, третье - банковская аналитика. Если по первому направлению мы к началу 2000-х годов уже накопили достаточный опыт, то со вторым и третьим дело обстояло сложнее. Мы сознательно отказались от развития второго направления, поскольку данная ниша на рынке была занята и поделена между несколькими крупными игроками. А вот третье направление было практически неосвоенным: не было промышленных решений по автоматизации аналитики и банковской отчетности, которые можно было бы предложить финансово-кредитным организациям. Мы решили, что РДТЕХ вполне может заполнить этот пробел с помощью своих решений.

НБЖ: И в каких банках были реализованы первые подобные проекты?

В Банке Москвы и РОСБАНКе. Если говорить о РОСБАНКе, то здесь внутренним заказчиком был департамент кредитных операций, и мы делали для него аналитику по кредитным рискам, отчетность по кредитному портфелю. При этом, конечно, мы использовали уже другие программные средства Oracle - не те, на которых мы осуществляли наш проект в ГУ ЦБ по Тульской области. И это естественно: банковский рынок рос, его потребности усложнялись, Oracle совершенствовала свою линейку продуктов с учетом новых пожеланий заказчиков из финансового сектора. Задачу РДТЕХ мы видели и продолжаем видеть в том, чтобы "подгонять" продукты Oracle под запросы и специфику конкретного заказчика.

НБЖ: Вы сказали, что заказчиком проекта в РОСБАНКе был департамент кредитных операций. С Банком Москвы та же история?

Нет, в Банке Москвы внутренним заказчиком выступал финансовый департамент, и задачи там были связаны с расчетом финансовых результатов по подразделениям, бизнес-линиям, клиентам и т.д. Это был очень масштабный проект, и для его реализации, как и для реализации проекта в РОСБАНКе, от нас требовались не только технологические знания, но и достаточно глубокое понимание процессов банковской отрасли. Признаюсь, разобраться во всех этих вопросах сначала было нелегко, но зато мы получили очень ценный опыт, который смогли использовать при реализации масштабных проектов по строительству хранилищ данных.

НБЖ: Честно говоря, удивительно слышать, что первые проекты по автоматизации банковской аналитики и отчетности появились уже в начале 2000-х годов. Ведь есть расхожее убеждение о том, что тогда банки еще не интересовались столь серьезными вещами. А как обстоит дело сейчас, насколько высок спрос на подобные услуги со стороны нашего банковского сектора?

Соглашусь с тем, что тогда лишь немногие кредитные организации задумывались над решением подобных проблем. В начале 2000-х годов я принял участие в одном из крупных ИТ-мероприятий, практически все выступления и все обсуждения были посвящены автоматизации операционной деятельности - внедрениям АБС. При этом вопросы автоматизации банковской аналитики и отчетности вообще не поднимались. С одной стороны, это огорчало нас, а с другой - указывало на то, что надо выходить в этот сегмент со своими решениями, чтобы к моменту появления спроса мы были готовы предложить рынку свои программные продукты и услуги. Жизнь показала, что мы были правы. Спрос на подобные решения возник в середине 2000-х годов, и с тех пор он только возрастает.

НБЖ: Есть мнение, что этот спрос "подхлестнул" кризис 2008-2009 годов.

Я не считаю, что есть прямая связь между финансовым кризисом, произошедшим пять лет назад, и ростом спроса на решения по автоматизации аналитики и отчетности. Скорее, движущей силой в данном случае является объективный рост рынка в целом и банков в частности. Понятно, что банки, в первую очередь, стремятся автоматизировать процессы, связанные с обслуживанием клиентов, сделать так, чтобы это обслуживание осуществлялось максимально быстро и комфортно для потребителей услуг. Когда эта задача более-менее решена, банки начинают задумываться над автоматизацией процессов управления бизнесом, тех процессов, без которых невозможно дальнейшее развитие финансово-кредитной организации.

НБЖ: То есть вам удалось вовремя уловить тенденцию, которая в начале - середине 2000-х годов только начинала формироваться?


Да, и мы считаем это одним из конкурентных преимуществ РДТЕХ. При этом должен отметить следующее: очень хорошо, что периоду автоматизации аналитики и отчетности предшествовал период автоматизации операционной деятельности банков. В банковских системах стало меньше "разношерстности", это облегчает разработку стандартных решений для миграции данных на новые платформы и решений для последующей обработки информации. Соответственно, серьезно сокращаются сроки реализации наших проектов при сохранении качества решений.

НБЖ: И каков сейчас средний срок реализации подобных проектов?

Конечно, срок зависит от многих факторов: масштабов банка, состояния его учетных систем, от того, какие новые пожелания возникают у заказчика в ходе реализации проекта. Тем не менее могу назвать такие цифры: когда мы в середине 2000-х годов строили хранилище данных для Сургутнефтегазбанка, срок реализации проекта составлял 2-2,5 года, сейчас аналогичные проекты занимают порядка года - от момента, когда мы приступаем к обследованию систем, которые банк использует, и до момента, когда кредитная организация получает возможность полностью использовать новый функционал. Мы стремимся к тому, чтобы сократить этот срок до 6-8 месяцев. Это позволит снизить стоимость внедрений для заказчика, что немаловажно в условиях, когда все чаще заказчиками подобных проектов выступают банки, занимающие 50-100 позиции в различных рейтингах. Они не могут позволить себе финансировать "долгоиграющие" проекты, но в то же время они очень заинтересованы в автоматизации своих бизнес-процессов, поскольку понимают: без этой автоматизации они начнут проигрывать в конкурентной борьбе.

Возврат к списку

Пресс-центр

PR-служба РДТЕХ